Read in English
На озере Байкал. Фото: Рита Корсика
Существует мнение, что путешествовать — небезопасно и возможно только с наличием большого капитала. Это мнение стало барьерной стеной в жизни каждого человека, желающего путешествовать. Интервью с путешественником Павлом Андреевским.

Автостоп – это метод передвижения, метод познания мира, часть вольного путешествия. Он не может быть ни принципом, ни стилем, ни исключительным смыслом жизни. Это лишь одна из составляющих. Один из методов изучить устройство и сущность окружающей вселенной. Чтобы самому быть правильной частью этой вселенной, полезно представлять окружающий тебя механизм.

— Антон Кротов.

Цифры впечатляют – 14 месяцев в пути, более 40 000 км автостопом через 200 городов, пообщался с более чем 900 новыми людьми и обрёл новых настоящих друзей. «Я закончил универ, работал в крупной мебельной компании, занимался стартапами, привлекал инвестиции, открыл свою компанию по разработке сайтов», — говорит 26-летний Павел Андреевский, который в 2015 году закрыл бизнес и отправился в путь.

Павел, как он себя называет, – путешественник из Беларуси, из небольшого города Гродно, который находится на границе с Польшей. Он путешествует исключительно автостопом и посетил уйму мест с бюджетом $5 в сутки. Мы познакомились с Павлом на еженедельной встрече каучсерферов в Джорджтауне, на острове Пенанг в Малайзии, перед его отъездом в Южную Америку. Он подошёл с вопросом о сансерферах, о которых я знал еще меньше, чем о каучсерферах. Мы разговорились, и он поведал мне о своём пути на другой край земли.

Интервью


Что было самым сложным в твоем путешествии? Страшно ли было отправляться не зная куда и не зная надолго ли?

Однозначно, волнение было. Самым сложным было объяснить родителям о своем путешествии и выехать. Было совсем непонятно как все получится, я не получал никакой визы, не покупал обратный билет, ведь я не знал, продержусь ли даже месяц. Я никогда не ездил автостопом, при том, что не раз выезжал за границу, и именно этот формат путешествий был для меня совершенно новым. Уже потом было сложно не сбиться перед соблазнами и продолжать путь.

Какие задачи встают перед тобой ежедневно?

Моей главной задачей является спланировать маршрут, измерить расстояние до ближайшего места и договориться с хозяевами о ночлеге. Люди есть везде, и я всегда договорюсь. Это первое.

Второе – важно узнать как можно больше о самом месте, что можно устроить, встретившись с местными через сайт каучсерфинга, или какие-то второстепенные учреждения, типа городского института. Вообще, изучение людей и мест является одним из важных критериев моего путешествия. Для меня очень важно проникнуться и понять, почему местные люди такие, какие они есть, а не какие-то другие.

Есть люди, которые не тратят (в путешествии) ни цента. У тебя так бывало?

За все время путешествия по Кавказу и Казахстану я не потратил ничего. Но что понимать под этим? Путешествовать по Кавказу – сказка, на автобане стоишь всего пару минут, тебя везут, приглашают в дом, кормят, поят и просят остаться на несколько дней. Людей вдохновляют истории путешественников с планами проехать вокруг света, наподобие моих. И конечно же, они угощают в дороге, а иногда даже дают деньги, и за счет чего я и вышел в ноль. Из личных денег я не потратил ни копейки.

На фото: Большое Алматинское озеро, Алматы, Казахстан, прямо на границе с Киргизией

Вообще, я люблю проводить с собой различные эксперименты в стиле как ехать, куда ехать, где жить и т.д. Мой хороший друг, с которым я путешествовал в Камбодже, проехал автостопом 80 стран, и для него подобные эксперименты – спортивный интерес. Он из тех людей, для которых путешествие – стиль жизни, и он вполне может обходиться без затрат.

В своем путешествии ты когда-нибудь платил за транспорт?

Перемещение в общественном транспорте в рамках города я всегда оплачиваю из бюджета – билет стоит недорого, и намного проще заплатить, нежели договариваться с водителем о бесплатном проезде.

Было два раза, когда надо было добраться до города, но расстояние до него было слишком большим, чтобы добраться за день. И в итоге к вечеру я оказывался где-то посреди непонятно чего. Чтобы не искать ночлег и не ночевать на улице, я шел на станцию, покупал билет на ночной поезд или автобус и ехал дальше.

Интернет пестрит всякими публикациями типа книг Мэта Кэпнеса «Как путешествовать по миру за $50 в день» или «Как я путешествовал за $20000 в год», опубликованная News.com. Как ты прокомментируешь?

По названию статьи и имени автора ясно, что человек не из СНГ. Для стран СНГ это огромные деньги. После распада СССР, такие как, например, Кротов и Шанин начали путешествовать, и позже появились книги: «Вокруг света за $280». Вообще, путешествовать можно с любым бюджетом, всё зависит от характера; необязательно от личного восприятия мира, но и также от того, как тебя воспринимают люди, какое впечатление о себе ты им оставляешь, помогут ли они тебе или нет. Из личного опыта скажу, что люди с меньшим бюджетом проезжали дальше, чем те, у которых средств было больше.

«В мире существует большое перепроизводство, в отношении всего: транспорта, места, еды, рабочей силы, и я лишь пользуюсь ресурсами, которые находятся в переизбытке»
Что ты чувствуешь, прося других о помощи?

Дело в личном отношении к вещам. Для меня «изюминка» не в прошении, а, возможно, в создании ситуации, в которой люди сами предложат помощь. Как-то раз водитель, после того, как мы поделились историями, сам предложил остановиться у его друзей, хоть я конкретно его об этом не просил. Я думаю, что люди сами входят в положение и решают помочь искренне, и вовсе не из жалости, а скорее из восхищения. Для них такая жизнь – нечто выходящее из рамок.

Я понимаю, что работающие люди из Европы могут видеть меня бездельником и сибаритом, и это самое простое, что можно сказать при виде путешественника. По факту же, я не выбираю людей для ночлега; я выбираю их ровно в той же степени, что и они выбирают меня – для общего интереса, для чего каучсерфинг и создан. Это обмен информацией и школа жизни.

В ситуации с автостопом работает та же схема, и поэтому наивно полагать, что человек подберёт тебя только ради помощи. Часто водители берут попутчиков ради личного интереса: историй, информации или даже болтовни – и вот мы уже едем вместе. В странах без возможности общаться, например, в Китае, автостоп превращается тупо в передвижение. Но если часовая попытка связать предложения при помощи электронного переводчика всё-таки удается, это навсегда. Я до сих пор получаю от людей сообщения на почту с вопросами о том, где я и как я.

Я повторюсь, дело в личном отношении к вещам. В мире существует большое перепроизводство, в отношении всего: транспорта, места, еды, рабочей силы, и я лишь пользуюсь ресурсами, которые находятся в переизбытке.

Я слышал, можно автостопить паромы и самолеты. Это так?

Автостопить можно всё, что движется, но с разным успехом, понятно. Я автостопил только машины и паромы. Например, на электричках можно кататься, прячась от кондукторов, все помнят безоблачное детство? В США например, люди часто ездят в товарниках, но тут два варианта: либо ты пытаешься проникнуть, когда поезд движется, либо идешь и договариваешься с машинистом, что будет уважительнее.

Что касается кораблей, тут есть несколько вариантов. Внутри страны плыть гораздо проще, нежели на международных судах, где есть таможня, ведётся жёсткий паспортный контроль и учёт билетов и пассажиров. Корабли – непростая структура, в которой транспортная компания, капитан и владелец судна принимают решение брать тебя или нет. В странах с обилием островов, в паромы заезжают грузовики с пассажирами, в стоимость перевозки грузовика входит проезд водителя и пассажира, проще договориться с водителем. На международные суда можно устроиться членом экипажа, мыть полы и туалеты. Проблематично, но возможно, люди так делают.

Как ты чувствуешь себя приглашенным в незнакомый дом?

Комфортно. Некомфортно мне стало только однажды, это было в Монголии – в неисправной и продуваемой юрте в середине сентября.

Юртa. Улан-Батор, Монголия.
Юрточный поселок в Улан-Баторе, Монголия
Где спишь, если каучсерфинг невозможен?

В отеле, в транспорте, на диване, постучавшись в дом, в мечети, в монастыре, в кафе, на пляже, на новой стройке, на заброшенной стройке, в детском саду, в палатке, на скамейке под навесом, в полицейском участке.

Чувствуешь ли ты, что обязан «вернуть должок»?

В машине я никогда не позволяю себе сесть и заснуть. Или, будучи в гостях, позволить себе несколько минут наедине с интернетом. Я понимаю, что это не «халява», и если человек оказывает мне услугу, я должен постараться «вернуть долг»: поделиться опытом, рассказать историю, проявить к нему интерес, выслушать.

Наглость – второе счастье?

Может, даже первое, но ко мне это неприменимо. Ко мне применима смелость, которой как раз не хватало, и зачастую проблемы было проще решать самому, нежели просить кого-то. И я решил свою смелость развивать, например, заводя разговор с незнакомым человеком на улице. Со временем понял, что для меня смелость приводит к лучшему финалу дня, а наглость – к худшему для других.

Считаешь ли ты, что мог бы путешествовать дольше и дальше, если бы позволил паспорт?

У людей принято «встречать по одежке», и страна, откуда мы – та самая одежда. Когда люди задают вопрос «Откуда ты?», у них складывается поверхностное представление о тебе, из телевизора, от друзей, и т.д. А когда мне отказывают в визе, я понимаю, что дело совсем не во мне. Дело в том, что есть статистика, следуя которой сидящая перед тобой «статуя» одобрит какое-то количество кандидатов, а какое-то – нет. Поэтому я сильно не переживаю.

У меня сложилось достаточно ложное представление о путешествии. Я представлял себе, что путешествие будет невыносимо сложным, видел себя малым подобием ведущего передачи «Выжить любой ценой» – Беаром Гриллсом, и что мне придётся есть бабочек и пить мочу.
Расскажи про темную сторону подачи документов на визу?

В законодательстве всех стран есть условные разрешения: рабочие визы, учебные визы и туристические визы. Виз для путешественников нет, хоть разница и фундаментально велика. Например, разница в том, что путешественники нечасто интересуются достопримечательностями посещаемого места. Так вот я – путешественник, а те люди, которые покупают тур и приезжают в страну – туристы. Исходя из этого можно и дальше развивать мысль.

К сожалению, на данный момент законодательства ещё не дошли до создания отдельной системы для растущей категории людей чтобы начать называть нас путешественниками. А мы ведь разные и поэтому правила подачи документов на визы тоже должны быть разными. Туристы – звенья системы с официальной работой, счётом в банке, недвижимостью, семьей, постоянным местом жительства и отпуском на месяц. У путешественника может всего этого и не быть.

Подача документов – это система, где сидят марионетки со списком нужных документов в одной руке и с набором представленных документов в другой. Если все сошлось – визу дают. Поэтому нужно просто соответствовать бюрократической процедуре. Для одних консульств наличие каких-то документов может являться обычной формальностью, для других может и не быть. Если документов нет, нужно их просто «создать». Ведь некоторые вещи проверить нельзя, такие как состояние банковского счета. И кто знает, что иногда приходится приписывать дополнительные нолики.

Правда ли, что в пути всегда помогут?

Когда начинаешь путешествовать, убеждаешься в том, что добрых и отзывчивых людей больше, чем невежественных и злых. Если располагаешь к общению, то люди охотно идут на контакт. Культура гостеприимства испокон веков являлась обычной вещью, где путника принимали с уважением. Считалось, что когда путник пойдет в другие места, он будет рассказывать о твоём народе, поэтому очень важно, чтобы у него оставалось хорошее впечатление. Просто у каких-то народов это сохранилось, например, как на Кавказе, где гость – это святое. В Чечне, в городе Грозном, моё понимание слова «гостеприимство» полностью изменилось, когда на ровном месте ко мне произвольно подходили люди, интересуясь, всё ли в порядке и нужна ли помощь.

Я часто оказывался в ситуации, где люди приходили на помощь. В Турции я пошёл ночевать в мечеть, и ко мне подкатил турок, что случается крайне редко, так как турки не говорят по-английски. Мы разговорились, и в итоге он купил мне билет на автобус до нужного места. Был случай в Монголии, когда я оказался посреди степи, и какие-то местные ребята отвезли меня в отель, договорившись на месте, чтобы меня приняли бесплатно. В бедной Монголии! В отель! Бесплатно!

В Китае люди подбирали меня на шоссе, крайне переживали, наверное, везли меня в город и сажали на поезд до нужного места. В Камбодже, в бывшей столице кхмерского государства, в городе Сиемреап, нас вдоволь накормили и дали еды в дорогу; так как люди там крайне бедны, никто не фотографировал и в Инстаграм не выкладывал.

Такие ситуации напрочь в корне изменили моё отношение к людям, которым нужна помощь, и по возвращению домой я непременно буду помогать другим.

Как у тебя получается знакомиться с местной культурой без языка и будучи постоянно в пути?

В основном я путешествую по городам, где вероятность найти англоговорящего человека больше, чем в пригороде или деревне. Таких людей можно найти через каучсерфинг и Фейсбук. Почти в каждой стране есть экспаты, и их довольно просто найти через интернет. Можно получить информацию и без знания английского, русские люди есть везде. Единственная проблема – из-за постоянного передвижения мне не удаётся наблюдать за каким-то явлением, но я могу довериться тому, кто мне об этом явлении расскажет, и это поможет мне потом изучить этот вопрос.

Покорение высочайшей точки Армении с армянским братом - горы Арагац.
Стоя на «краю земли», ты хочешь пересечь океан. Как ты будешь это делать и откуда возьмёшь деньги?

Есть вариант найти лодку или корабль. Если не сработает, попрошу друзей помочь с билетом. Тут же возникнет вопрос «Откуда взять деньги на возвращение в Европу?». В Южной Америке я постараюсь найти работу, интересно посмотреть, что из этого получится.

Страховался? Прививался?

Страховка была на 8 месяцев, и, понятное дело, закончилась. Делать страховки отдельно для каждой страны достаточно затруднительно, и делаются они не по странам, а по регионам. Есть страховка «на весь мир», но она очень дорогая и поэтому я страховку решил не продлевать. А вакцинаций пока не было, но если и будет, то по прибытии в страну, где эпидемия актуальна и вакцина стоит дешевле.

Ты участвуешь в марафонах во время своего путешествия, зачем?

У меня сложилось достаточно ложное представление о путешествии. Я представлял себе, что путешествие будет невыносимо сложным, видел себя малым подобием ведущего передачи «Выжить любой ценой» – Беаром Гриллсом, и что мне придётся есть бабочек и пить мочу. Пришёл к выводу, что без выносливости – никуда и начал бегать. Иногда даже везло и попадал на марафоны. Потом втянулся и бег стал самым доступным и удобным «тренажёром», который удобен в пути – надел кроссовки и побежал.

Желтая гора, Хуашань, Китай.
Говорят, что путешествия – это поиск самого себя. Как думаешь, ты лучше себя узнал в этом пути?

Одни говорят, что путешествия – это побег от себя, а другие, что это поиск себя. Правда же где-то в середине. Путешествия – это поиск пути себя старого к себе новому. Я себя знаю. Были вещи, которые мне в себе не нравились и поэтому я отправился в путешествие – воспитать в себе новые черты.

Что бы ты посоветовал тем, кто хочет путешествовать, но боится?

Я бы посоветовал сделать тестовый заезд, на месяц-другой. Если это русскоговорящий человек, я бы рекомендовал Россию. Это страна с интересными людьми и уникальными водителями, с мощной природой и восхитительными местами: например, Алтай, озеро Байкал, Кавказ. Для англоязычных людей я бы советовал Восточную Европу. Подобные места – это как тестовая площадка, которая помогает понять, что такое путешествие вообще.

Есть определённый стереотип: на всякий случай брать с собой попутчика, как я и сделал, взяв с собой хорошего друга. Спустя месяц мы разъехались, он своей дорогой, я своей. Теперь, если бы я давал советы, я бы советовал не искать попутчиков. Я понимаю, что людям без опыта страшно ехать одним, и они пытаются найти себе оберегающую половину. Но ехать с попутчиком и в одиночку так же разно, как ехать на велосипеде и на машине. Когда путешествуешь с кем-то, мир приходится делить с этим человеком, когда путешествуешь один, мир открывается только для тебя одного. Поэтому путешествовать лучше в одиночку.

Ещё очень важно иметь цель. Без неё ты зациклишься, подобно компьютерному глюку, и начнёшь ездить кругами, и в конце концов закончишь в одном месте, где тебе будут платить за голубые глаза и светлые волосы, где дёшево и круто, весело и тепло, солнечно и удобно, и т.д. Как правило, на этом путешествие без цели заканчивается. В путешествии цель очень важна, она станет смыслом и будет поддерживать тебя в трудный момент.

И последнее – это не бояться. Никто не слушает новости о том, что где-то хорошо, все слушают о том, что где-то плохо. Перед поездкой в Чечню друзья за меня волновались, что мне отрежут там голову. Но вот, я здесь, голова на месте, а чеченцы оказались добрыми и отзывчивыми людьми. Боялись за то, что расстреляют и сожгут на Украине, Дагестане, Казахстане – всё же я жив и здоров, а мои друзья, что были в Иране, Пакистане и Афганистане были крайне удивлены, что там совсем не так, как навязывает нам СМИ.

При таком рассказе, я думаю, у тебя не может быть рутинной жизни. Ты готовишься к возвращению?

Для меня жизнь в путешествии – яркая, при том, что обходиться гораздо дешевле, чем если бы я жил и работал на одном месте. Живя на одном месте, непременно обрастаешь рутинными обязанностями: ответить на имейл, заплатить за электричество, сходить на работу. В путешествии всё проще: не нравится окружение – сменил его, не нравится город – сменил его, не нравится страна – сменил её. И каждый раз начинаешь с чистого листа. Это и есть ключевой момент путешествия – ощущение свободы: она даёт возможность выбирать путь, по которому ты идешь уже на следующий день.

По возвращению домой у путешественников есть одна реальная проблема – они все мечтают путешествовать дальше, ведь они возвращались из-за внешних обстоятельств – заканчивались деньги или заболевали родственники, – и потом у них в душе оставалась какая-то неудовлетворенная потребность. Я считаю, что возвращаться нужно лишь тогда, когда ты осознал, что время пришло. И когда оно придёт, ты непременно вернёшься домой. Но жизнь уже не будет прежней, ведь твоё восприятие изменилось, а с ним изменился и ты. В жизни же других людей мир по-прежнему будет разделён на страны, нации, национальности, законодательства, культуры, религии, идеологии и паспорта. Для меня же мир – прозрачный. Даже с моим белорусским паспортом я понимаю, что смогу жить в любой стране и в окружении любых людей.